Вы здесь

Железная столица урала

  • Русский
  • English
  • Deutsch
  • Français

Исток Нижнего Тагила практически знают все его жители – завод. Но мало кто знает, что Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод должен был появиться намного раньше, в числе немногих первых на Урале. Глава Сибирского приказа Андрей Виниус писал 7 апреля 1697 года Петру 1: «Нашли зело добрую руду из магнита, железную, и такову, что писали из Галанской земли, лучше быть невозможно». Уже в этом году в ходе экспедиций рядом с Магнит-горой (Высокой) подыскивались места и материалы для строительства металлургических заводов. Было даже предписание тобольскому воеводе М.Я.Черкасскому завести у Магнит-горы завод по образцу Каменского. Но что-то у воеводы не сложилось.

В 1702 году после передачи Невьянского завода в руки Никиты Демидова, тульскому заводчику досталось и разрешение строить чугуноплавильный и железоделательный завод на реке Тагил. Но первый горнозаводчик Урала, первый предприниматель Тагила отложил дело – почти на двадцать лет. Оно потребовало как дополнительного обращения к иностранному опыту, так и внедрения первой крупно отечественной новации, предопределившей господство русского металла на мировом рынке во второй половине ХУ111 столетия. В 1720 году у подножья Высокой началось строительство двух заводов – Выйского и Нижнетагильского. Первая домна была пущена на Выйском заводе 8 октября 1722 года. Это событие считается датой основания Нижнего Тагила. Домна железоделательного и чугуноплавильного завода была задута 25 декабря 1725 года. Да, город наш начинается с завода. А вот завод начинается… с плотины. Она есть изначалье его, ведь в ХУ111 веке пруд и плотина составляли энергетическую систему любого металлургического завода. В производстве использовалась энергия падающей воды. Она приводила в действие воздуходувные меха у домен и кричных горнов, поднимала молоты для дробления руды и ковки металла, вращала валки плющильных машин. Гидросистема завода имела для него такое же значение, как ТЭЦ для современного металлургического предприятия.

Возведение плотины Нижнетагильского завода начали в 1720 году. Она стала второй на реке Тагил. Первая появилась в начале ХУ111 века и обеспечивала работу Верхнетагильского завода (с 1716 года). Гидросистемы Нижнетагильского и Выйского заводов, казённого Кушвинского разрабатывал и возводил один и тот же специалист – Леонтий Степанович Злобин, который был крепостным крестьянином Вологодского уезда, работал плотинным мастером Невьянского и Уткинского заводов. В Нижнем Тагиле он успел пустить только плотину Выйского завода (1722г.). Плотину Нижнетагильского завода достраивал невьянец И.Е.Балакин. Сам Злобин был направлен в 1723 году для устройства Екатеринбургского завода в качестве технического руководителя новостройки. Акинфий Демидов тоже хорошо знал плотинное дело и сам писал инструкции по этому вопросу. Вильгельм де Геннин был в восторге от демидовских плотин. Инновационный подход Никиты и Акинфия Демидовых к строительству тагильских заводов позволил Нижнему Тагилу стать признанной столицей демидовского Урала, его индустриальным центром. «Нижнетагильск с горой Высокой составляет уже более столетия исторический центр уральской железной промышленности»,- писал в своём дневнике знаменитый русский учёный Д.И.Менделеев, побывавший в нашем городе в 1899 году во главе правительственной комиссии.

С ХУ111 века Тагил становится центром многогранной деятельности заводчиков Демидовых, сумевших соединить природные богатства, поистине неистощимые богатства недр горы Высокой – «богатейшего месторождения железа в целом свете», высочайшее качество железной и медной руд, обширные леса, водные ресурсы с уникальным опытом управления горнозаводским делом и огромными достижениями металлургии и машиностроения. Никита и Акинфий Демидовы заложили основы для промышленного развития региона. Их уральские заводы образовали со временем мощную горнопромышленню «империю». Демидовское железо с клеймом «Старый соболь» и «ССNAD” (статский советник Никита Акинфиевич Демидов) не имели соперников на мировом рынке сбыта. Это железо плавили на древесном угле из чистой, свободной от вредных примесей тагильской руды. В 1761 году объём поставок металла на британский рынок сравнился со шведским, а затем намного превысил его. «Демидовское железо «Старый русский соболь»… впервые было введено в Великобритании для передела в сталь в начале ХУ111 века, когда наше сталелитейное производство едва начало развиваться, - писала в 1851 году английская газета «Morning post». – Демидовское железо много способствовало к основанию знаменитых шеффилдских изделий». Как кричное полосовое и сортовое железо в ХУ111 веке, так и листовое и стальные рельсы в Х1Х веке получили признание на мировом и российском рынках металла. Заводы Нижнетагильского округа выполняли самые престижные в России заказы. До сих пор вызывают восхищение чугунные решётки петербургских мостов – Красного, Семеновского, Поцелуева, моста на Обводном канале, отлитых в Нижнем Тагиле в начале Х1Х века. В первой половине Х1Х века Нижнетагильские заводы стали крупнейшими производителями не только чугуна и железа, но и меди, которая обеспечила развитие промышленной бронзы во Франции, а в России – создание бронзолитейного производства.

В основном Нижний Тагил связывают с чёрной металлургией. И мало кто вспоминает о том, что гора Высокая подарила уральцам ещё Меднорудянское месторождение, расположившееся «близ Магнитной горы к югу…» До конца 1820 годов разработка Меднорудянского рудника проводилась самым примитивным и хищническим способом и лишь с назначением в 1830 году Ф.И.Швецова (1805-1855), специалиста с европейским образованием, положение кардинально изменилось. В 1842 году по его инициативе была построена медеплавильная фабрика. Если в 1815 году было получено только 200 тонн меди, то в 1852-м – более 3000 тонн.

Меднорудянское месторождение получило мировую известность из-за огромного количества добытого здесь малахита (930 тонн) и находки уникальной малахитовой глыбы, не имевшей трещин и включений пустой породы, весом 40 тонн. В «Горном журнале» 1836 года сообщалось, что это «произведение, которое до сих пор не встречали в коре земного шара». Став монополистом малахитового рынка, А.Демидов завёл собственную фабрику малахитовых изделий и начал поставлять крупные партии в Англию, Италию, Францию. Малахитовая гостиная Зимнего Дворца украшена восемью малахитовыми колоннами и пилястрами, двумя каминами и парой малахитовых канделябров, для чего из Тагила было поставлено более трёх тонн камня. Позднее зал пополнился малахитовыми вазами, столами, мелкими вещами и великолепной ротондой – подарком Н.Демидова Николаю 1. Тагильским малахитом облицованы колонны главного алтаря Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. В середине Х1Х века медь и малахит составляли три четверти экспорта продукции округа, давали 60 процентов всех доходов. В 1916 году месторождение было отработано, добыто 461 тысяча тонн руды, выплавлено 115 тысяч тонн меди.

И всё-таки основным в Нижнем Тагиле было железоделательное производство. Тагильский завод был одним из самых крупных и передовых не только на Урале, в России, но и в Европе. Современников поражали размеры и мощность тагильских доменных печей: высота 9,25 метра, суточная выплавка 400 пудов (почти 6,5 тонн) чугуна. В те годы эти печи считались самыми лучшими. Завод имел полный технологический цикл выделки железа. Е.Г.Кузнецов (1725-1805гг.), создатель уникальных астрономических часов и музыкальных дрожек, экспонируемых в Эрмитаже, в 1770-е годы проводил опыты по созданию на Урале первых прокатных станков, построил первый токарный станок, очевидно для обточки прокатных валков. В 1790-е годы из доменной фабрики выделились в самостоятельные «фурменное и литейное дела». Внутри молотовой фабрики для отделки железа появились плющильное, колотушечное и дощатое заведения. При молотодельной фабрике возникли особая меховая фабрика, где изготовлялись воздуходувные меха, при медеплавильной фабрике – отделение по изготовлению медной посуды. Всего на заводе насчитывалось 22 различных отделений и производств. В начале Х1Х века к ним добавились новые: гвоздарное, проволочное, токаренное, каменное, бочкарное производства, а также «дело водяное и тележных колёс». В Х1Х веке, чтобы выжить, пришлось перейти к производству широкого ассортимента самых разнообразных сортов металла, что вызвало необходимость создания нового, очень энергоёмкого прокатно-расковочного передела. В 1807 году под руководством механика Авраама Шептаева были введены в строй два мощных листопрокатных стана с суточной производительностью 200300 листов. Самый дорогой в тагильском ассортименте листовой металл успешно продавался. Завод постепенно специализируется и на выделке дорогостоящего элитного кровельного металла.

В 1828-1848 гг. на заводе была проведена перестройка заводских цехов и замена деревянных зданий на каменные. Талантливые заводские архитекторы А.П.Чеботарёв, К.А.Луценко, А.И.Комаров создали подлинный шедевр промышленной архитектуры, включивший в себя построенные вновь две котельные, медеплавильную и латунную фабрики, перестроенные доменные и литейные производства, новый литейный двор с фурмовой фабрикой и каменными корпусами для водяных двигателей штанговых машин, двухэтажный каменный вспомогательный цех, в котором разместились слесарное, механическое, столярно-плотническое производства, объединённые в сентябре 1842 года в Нижнетагильское «механическое заведение», которое очень быстро стало известно за пределами Урала. Деятельность заведения была успешной благодаря исключительной инициативе Павла Петровича Мокеева (1815 – 1848 гг.), инженера механика, получившего образование в Англии. В «Горном журнале» в 1843 году рассказывалось об этом «…не слишком обширном, но весьма хорошем механическом заведении с прекрасными станками, где по заказам уральских заводов строились паровые и другие машины». В 1870 году механическая фабрика переводится в другое, более просторное здание и становится машиностроительным заводом.

Во второй половине Х1Х века заводское производство развивалось по восходящей линии: за сорок лет выплавка чугуна возросла в 3,5 раза, а выделка железа и стали – в 6,3 раза. Большим достижением металлургов Нижнего Тагила стало освоение выплавки ферромарганца в доменной печи. Одними из первых на Урале тагильские доменщики провели (зимой 1884 – 1885 гг.) успешные опыты выплавки чугуна на коксе. Достижением являлась и выплавка ферромарганца в четвёртой доменной печи, построенной будущим учёным металлургом В.Е.Грум-Гржимайло. В 1890 году началось промышленное применение новых технологий – мартеновского и конвертерного способов получения стали, внедрение горячего дутья и утилизации газов в доменном производстве, замена примитивных водяных двигателей турбинами и паровыми машинами, развитие металлообрабатывающего и механического производств. Благодаря этому тагильские сталевары сумели изготовить по заказу Мотовилихинского завода невиданные ещё на Урале слитки мартеновской стали весом 15,5 и 18 тонн. Как на чудо приезжали смотреть на них специалисты соседних заводов. Тагильская цементная сталь считалась одной из лучших. О высоком техническом уровне производства свидетельствовало и то, что с 1840 года деревянные водяные колёса заменяются металлическими и гидротурбинами. В 1895 году в городе действовала электростанция с двумя паровыми машинами и генераторами постоянного тока: первая в 100 лошадинных сил обеспечивала электроэнергией механический цех, вторая (75 лошадинных сил) предназначалась для освещения завода и квартир служащих. В 1913 году в соответствии с планом полной реконструкции завода была построена более мощная электростанция с двумя генераторами переменного тока по 750 кВт каждый.

В 1907-1909 годах на Нижнетагильских заводах разразился экономический и финансовый кризис, с 1911 начался промышленный подъём. В 1912 году был утверждён так называемый «План реорганизации тагильских заводов» (ускорение индустриализации производства, цель которой увеличение в 3-4 раза выплавки чугуна (до 200 тысяч тонн) и производства стали до 160-176 тыся тонн. В соответствии с планом в округе было построено пять более совершенных по конструкции и мощных домен, три мартеновские печи, два конвертера с миксером, четыре прокатных стана. Но вот реконструкцию тагильского завода завершить не успели – началась Первая мировая война. С Главным артиллерийским управлением тагильский завод заключает выгодный договор на поставку снарядов на сумму 12800000 рублей. Полученный под договор аванс 1920000 рублей пошёл на строительство нового Высокогорского механического (снарядного) завода, который вошёл в строй в августе 1916 года.

В январе 1918 года революционная власть Декретом СНК национализировала предприятия Нижнетагильского горного округа наследников П.П.Демидова князя Сан-Донато. Началась новая история индустриального Нижнего Тагила. Едва утвердившись, Советское правительство весной 1918 года объявило конкурс на создание программы соединения уральских заводов и сибирского топлива. Почти одновременно появились два предложения. Первое являлось собственно Урало-Кузнецким проектом примерно в том виде, как он был осуществлён. Второе, не отвергая идеи Урало-Кузбасса, дополняло его проектом Северной Сибирской магистрали. Решения ХУ1 съезда ВКП(б) положили конец дискуссиям по проектам. После этого сразу же было выдано задание на проектирование Новотагильского металлургического завода. По первоначальному проекту предусматривалось внедрение всего самого лучшего, что только имелось в промышленном арсенале. Кстати, доменный цех создавался по образцу самого мощного в то время американского завода Гэри, прокатные станы предлагалось изготовить по чертежам германских фирм «Демаг» и«Крупп» и т.д. Но уже на первом этапе проектирования возникло множество трудностей. За семь лет было создано семь вариантов одних только генпланов. К примеру, в марте 1937 года был утверждён новый состав проекта, а в январе 1938 года он был отменён как «вредительский».

В итоге после десяти лет строительства завода (1941 год) состояние его, да и всей тагильской горно-металлургической промышленности даже близко не соответствовало бравурным планам 1930-х годов. Для пуска металлургического комбината потребовалось не 4-5 лет, как считали оптимисты, и не десять, как считали пессимисты, а добрая четверть века. Лишь в 1950-х годах металлурги и горняки достигли, а затем превзошли первоначальные проектные цифры. По своей технологической эффективности местные агрегаты не уступали и даже превзошли лучшие мировые аналоги. В 1958 году на тонну чугуна в США расходовалось 850 кг. кокса; в Англии – 947; в ФРГ – 907, а на НТМК – 678 кг. Только у шведов этот показатель был лучше – 629 кг. Съём стали с квадратного метра пода мартеновской печи на НТМК составил 9,4 тонны, на сорок процентов выше, чем в США.

Но статус общепризнанного мирового металлургического центра Нижний Тагил вернул себе только в 1960 – 1970 годах после создания Нижнетагильского металлургического комбината. Приказом Минчермета от 16 марта 1957 года № 113 Новотагильсий металлургический завод, завод имени Куйбышева, огнеупорный и коксохимический заводы, Высокогорский, Лебяжинский и Гороблагодатский железные рудники объединились в составе НТМК. Важнейшей фигурой в создании комбината был первый его директор А.Ф.Захаров. Планы развития тагильской металлургии с учётом качканарских перспектив разрабатывались уже после создания НТМК. В 1968 году Совет Министров СССР утвердил проектное задание на реконструкцию и развитие НТМК, предусматривающее выпуск чугуна до 6,5 млн. тонн в год, стали — до 7,1 млн. тонн, проката - до 5,8 млн. тонн, огнеупоров – 595 тысяч тонн, гранулированного шлака – 1,1 млн. тонн в год. И хотя не всё из запланированного было выполнено, к концу 1980-х годов НТМК даже превысил проектные задания.

Вторым градообразующим предприятием Нижнего Тагила является Уралвагонзавод (сегодня ОАО НПК «Уралвагонзавод – российская научно-производстивенная корпорация, объединяющая предприятия, конструирующие и производящие военную технику и различные модификации грузовых железнодорожных вагонов и цистерн). Проект этого уникального предприятия разрабатывался в 1931-1935 годах и, как отмечалось в пояснительной записке, рассчитывался «по своему выпуску, равному 60 вагонов в смену или 180 вагонов в сутки. Завод стоит в одном ряду с наиболее мощными вагоностроительными заводами…» В то же время УВЗ был мощнее их в несколько раз, поскольку являлся не только вагоносборочным, но и заготовительным со всеми первичными цехами, дающими завершённую продукцию для вагоносборочных цехов. Масштабы проекта 1936 года (размеры и мощность) впечатляют и сегодня. Площадь завода без посёлка и сортировочных станций составляла около 400 гектаров, а площадь только цехов – 43 гектара. Ежегодно на заводскую площадку должны были поступать 3,2 миллионов тонн грузов. Особое впечатление производил вагоносборочный цех, который, как отмечал архитектор И.Я.Бельский, «… является одним из самых больших цехов, сооружаемых во второй пятилетке. Общая длина цеха составляет 843 метра, объём – 1900000 кубических метров, списочный состав рабочих – 16700 человек. Нигде в мире вагоностроение не знает цехов подобной мощности».

К началу Великой Отечественной войны УВЗ находился на подъёме, освоил сложнейшие технологии крупносерийного поточно-конвейерного производства и достиг в пределах реально построенного своей проектной производительности.

В полной мере преимущества поточно-конвейерного производства проявились в военные годы. Созданный на базе УВЗ Уральский танковый завод № 183 продемонстрировал более высокий уровень технологии и организации производства, чем считавшиеся лучшими машиностроительные заводы Германии. Во время войны УВЗ принял 13 предприятий, лучших организаторов промышленности и инженеров. Выбор Уралвагонзавода в качестве основного центра производства танков случайным не был. Уже с середины 1940 года шёл поиск дублёра для массового производства Т-34. И, как показало время, выбор тагильского предприятия оправдал себя. В войну уралвагозаводцы произвели 40 процентов количества машин, которое вся германская промышленность создала за девять лет. На фронт было отправлено 28952 машин. Но ведь во время войны УВЗ выпускал и много другой военной продукции. Ещё в конце 1938 – начале 1939 года здесь были созданы три механических цеха: сборки артиллерийских передков и зарядных ящиков; изготовления колёс для них; изготовления корпусов фугасных бомб 50 и 100 килограммов.

В годы войны действовали центры научно-технических исследований: методов обработки деталей и режущему инструменту; бронекорпусный (автоматическая сварка под слоем флюса) под руководством академика Е.О.Патона; и др. Накопленный в военное время опыт массового поточно-конвейерного производства позволил после войны быстро восстановить выпуск грузовых вагонов. В 1950 годах в поточнро-конвейерных линиях во всевозрастающих количествах внедрялись средства механизации и автоматизации (удельный вес ручных работ был сокращён до 20 процентов). За последние 30 лет вагоносборочное производство претерпело кардинальные изменения, да и весь завод полностью технически обновился. Сегодня у ОАО НПК «Уралвагонзавод», где действует лучшая в мире школа танкостроения, самый отработанный цикл изготовления грузовых вагонов и цистерн, отлично поставлено производство строительной техники и товаров народного потребления, - большое будущее.

Отлаженная организация и передовые технологии вывели два основных предприятия города – НТМК и УВЗ – на передовые позиции в стране и мире. Но рядом с ними действовали и действуют весьма солидные и известные далеко за пределами Нижнего Тагила ОАО «Уралхимпласт», который сегодня реализует очень важный для города проект «Химический парк «Тагил», начал стоительство завода по производству метанола; завод металлоконструкций, продукция которого пользуется спросом, широко применялась при строительстве олимпийских объектов; химический завод «Планта»; трест «Тагилстрой»; котельно-радиаторный завод и десятки других. Всё, что сделано многими поколениями тагильчан всегда привлекает своим началом, истоком. Не случайно при знакомстве с городом постоянно задаётся вопрос: «Откуда всё есть пошло?» На него частично ответил Гёте: «Если хотите узнать поэта, побывайте у него на родине». Так что если хотите ощутить мощь Нижнего Тагила, тяжёлая индустрия которого приближается к своему трёхсотлетию, приезжайте в этот красивый, самобытный город горняков, металлургов, машиностроителей, химиков, мастеровых людей поднимитесь на Лисью гору, побывайте у изначалья города – плотины, постойте на берегу Тагильского пруда, в воде которого история горнозаводского края теряется в дымке времени.

Тагильчане крупным планом Все фото